Вы здесь

Комментарий к СТ 3 УИК РФ

Статья 3 УИК РФ. Уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации и международно-правовые акты

Комментарий к статье 3 УИК РФ:

1. В комментируемой статье подтвержден известный правовой принцип о приоритете международных соглашений над национальным законодательством. В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ установлено, что "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора". Именно в этом контексте следует понимать положения ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи.

2. Международные договоры делятся на два вида: двухсторонние и многосторонние. Двухсторонние посвящены в основном урегулированию вопросов правовой помощи по уголовным делам либо передачи осужденных к лишению свободы для отбывания наказания в государства, гражданами которых они являются. В таких договорах имеются нормы об обращении с иностранцами, привлеченными к уголовной ответственности и отбывающими наказание на территории России, либо об отдельных условиях исполнения наказания в отношении лиц, которые передаются в нашу страну для отбывания наказания.

Многосторонние договоры (соглашения, конвенции, пакты), как правило, заключаются в рамках международных универсальных (например, ООН) либо региональных (Совет Европы, СНГ) организаций. К числу таких договоров следует отнести Международный пакт о гражданских и политических правах (ООН, 1966 г.), Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (ООН, 1984 г.), Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Европейскую конвенцию по предупреждению пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1987 г.) и т.п.

3. В ч. 3 комментируемой статьи презюмируются строгое соблюдение Российской Федерацией гарантий защиты от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с осужденными. Указанные гарантии основаны на общепризнанных нормах и принципах международного права и закреплены как в общих (ст. 7 Пакта о гражданских и политических правах, ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод), так и специализированных международных актах. Для этой цели Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих видов обращения или наказания предусматривает создание комитета против пыток, который вправе осуществлять контроль и проводить международные расследования, когда имеются достаточные основания полагать, что на территории какого-либо государства-участника систематически применяются пытки.

Наиболее действенные гарантии против пыток закреплены в европейских региональных международных актах. Так, в Европейской конвенции по предупреждению пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания установлено, что создается Европейский комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП).

Государства - участники Конвенции обеспечивают ЕКПП: доступом на свою территорию и правом передвижения без ограничений; полной информацией о местах содержания лишенных свободы лиц; неограниченным доступом в любое место, где находятся лица, лишенные свободы, включая право передвижения внутри таких мест без ограничений; другой информацией, которой располагает государство - участник Конвенции и которая необходима ЕКПП для выполнения своих задач. При этом ЕКПП вправе беседовать с лицами, лишенными свободы, наедине, а также вступать в контакт с любым лицом, которое может представить ему соответствующую информацию.

4. Существует ряд международных актов, которые содержат как общеобязательные для государств принципы, общие положения, так и нормы-рекомендации, которые в соответствии с ч. 4 комментируемой статьи реализуются в уголовно-исполнительном законодательстве при наличии необходимых экономических и социальных возможностей.

В их число следует включить целый комплекс минимальных стандартов ООН: Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (1955 г.), Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) (1985 г.); Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила) (1990 г.), а также Свод принципов защиты всех подверженных заключению или задержанию в какой бы то ни было форме (1989 г.) и т.д.

5. Особое место в числе международных актов занимают Европейские пенитенциарные правила, ранее они действовали в редакции от 12 февраля 1987 г. Кабинетом министров Совета Европы 11 января 2006 г. утверждена новая редакция Европейских пенитенциарных правил (долгое время она разрабатывалась Советом пенологического сотрудничества Европейского комитета по криминальным вопросам). Правила явились результатом согласования интересов государств, входящих в Совет Европы, базирующихся на значительных социальных переменах, произошедших в Европе за последние два десятилетия. Нормы правил в своем большинстве отражают условия отбывания наказания в западно-европейских странах, тем более актуальна их реализация в пенитенциарной системе России.

6. Степень обязательности Европейских пенитенциарных правил для государств Европы, в том числе для России, следует рассматривать через их взаимосвязь с другими европейскими конвенциями. В Правилах закреплен ряд норм, несоблюдение которых может быть квалифицировано как нарушение Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Европейской конвенции по предупреждению пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. Тогда указанные нарушения могут стать предметом разбирательства в Европейском суде по правам человека, ЕКПП, руководящих органах Совета Европы. Механизмы, предусмотренные для устранения нарушений указанных выше Конвенций, носят для государств-участников директивный или общеобязательный характер. Поэтому можно лишь отчасти говорить о рекомендательном характере конкретных предписаний Европейских пенитенциарных правил.